«Фотография перестала менять мир»

«Фотография перестала менять мир»

1380 Арт

Фотографы Артур Бондарь и Оксана Юшко рассказали «Журналу», что за «тектонический сдвиг» мы сегодня наблюдаем в сфере фотожурналистики, почему World Press Photo больше не меняет мир и так ли страшен и беден фотограф-тунеядец, как многим представляется

«Курасовщина, любовь моя!». Любовь и сюрреализм «задумчиво-лиричного Святогора»

«Курасовщина, любовь моя!». Любовь и сюрреализм «задумчиво-лиричного Святогора»

898 Арт

Ничто не может сделать нашу реальность более дикой, чем она уже есть. Беларусь – пространство для сюрреализма, мира на пороге «дальше некуда». «Журнал» окунулся в курасовщинское водохранилище вместе с художницей Машей Святогор, чтобы разобраться, кто же там на самом деле живет  

Беларусь. Молодость. Прощать пока нечего

Беларусь. Молодость. Прощать пока нечего

550 Арт

В работах молодых беларусских фотографов видно желание продемонстрировать оригинальный приём – но не умение погрузиться в мир героев. Поэтому интересные в плане содержания темы отходят на второй план, прячась в яркой, но не глубокой картинке. Ответы на вопросы «Почему?» либо слишком банальны, либо попросту не заданы вообще

«Слепая зона». Страх и боль как красные точки

«Слепая зона». Страх и боль как красные точки

349 Арт

«Слепая зона» Максима Сарычева – пунктирный контур концептуального высказывания художника и философа, а не медийщика-«реалиста». И повод поговорить о чем-то большем: о насилии, агрессии, страхе. Об авторитарном государстве, капитализме, прошлом страны со все еще зияющими белыми пятнами, о которых предпочитают молчать

Котлован на окраине. Как выжить за бортом мегаполиса

Котлован на окраине. Как выжить за бортом мегаполиса

434 Жизнь

Советская простота – не про комфорт, его нас учили воспринимать как буржуазное излишество. Есть вещи поважнее удобного транспортного сообщения, остановок, где можно укрыться от ветра, лифта на пятый этаж или мусоропровода, расположенного внутри дома, а не в метре от детской площадки с железной горкой. «Комфортно» себя должна была ощущать Большая Идея, а не конкретный человек

Страницы